Встреча на позитивной волне

Встреча на позитивной волне

Социальная журналистика — это когда есть ответ на вопрос: «Как живут люди?» Помимо той функции, где журналисты пытаются показать, что происходит в стране, у нас есть еще одна функция — это вызвать эмоции у читателя. Об этом и не только рассказал известный казахстанский журналист, корреспондент портала Tengrinews. kz, автор влогов на социальную тематику Ренат Ташкинбаев. На днях, он побывал в гостях у группы РЖ-11.

Ренат работал репортером в департаменте информационных программ на «Седьмом канале», а позже в редакции информационного портала Tengrinews. kz. Он также известен своим проектом «Другие места», где показывает жизнь простых людей, местами трудную, местами обнадеживающую.

По словам старшего преподавателя кафедры журналистики Аксауле Альжан, индивидуальная рубрика Рената «Другие места» — это яркий пример социальной журналистики в Казахстане. «Это — главная причина того, что он стал гостевым спикером на лекции по предмету «Социальные проблемы в СМИ», который изучают первокурсники в этом семестре».

–Сегодня, я бы хотел рассказать о своем опыте, подвести итог всем моим поездкам, всем репортажам, и в то же время, возможно, подсказать или помочь вам как будущим журналистам. Мне хочется, чтобы наша с вами встреча не была как официальный урок, который нужно заучить. Важно, чтобы вы получили полезную информацию для себя, – рассказывает Ренат.

– Хотелось бы привести два примера, две небольшие истории, которые, на мой взгляд, в полной мере иллюстрируют ту деятельность, которой я занимаюсь. Первый – о недавней поездке в Жезказганский регион.

Неподалеку от него есть местечко, под названием: Жезды (поселок). Долгое время его называли «поселок призрак». В нашей стране есть несколько таких точек на карте, где имеются поселения, и одновременно их нет, то есть, застроены целые микрорайоны советских хрущевок, и все они без окон, без дверей. Когда ты заезжаешь в такое место то кажется, что попал в сюжет какого-то интересного Голливудского фильма. С одной стороны – очень печальное зрелище: людей нет, поселок пустует, а в душе всплывают советские воспоминания. С другой стороны – полно интереса в глазах. Заезжаем мы в этот «поселок — призрак» и вместе с фотографом, начинаем снимать. Параллельно я веду свой влог, рассказываю о происходящем: мы приехали в поселок, в котором никого нет. Есть какая-то жилая часть этого поселка, частные сектора, не более.

В этот момент распахивается дверь, выбегает женщина, и говорит: вы кто? Мы не на шутку испугались. Я отвечаю ей: Мы журналисты. А она: я вас здесь давно жду. Немного позже, выяснилось, что она живет в одной из этих пятиэтажек, и у нее очень печальная судьба. Выросла она в детдоме. И, так получилось, что уже 20 лет она проживает без документов. Фактически это неучтенный человек, которого по сути не существует в Казахстане.

Несмотря на то, что эти дома уже давно заброшены – у них есть хозяева, –продолжает разговор Ренат.

Как стало известно, эта женщина часто попадает в рабство. Это не то рабство как показывают в фильмах, но, все же, очень грустно, когда люди нанимаются к какому-нибудь фермеру, чтобы заработать хоть какие-то деньги, и, в конце концов, остаются ни с чем. Проработав там какой-то срок – наступает время оплаты, фермер говорит: «держите 15 000 тенге и уходите, я здесь хозяин, и я решаю!» Таким людям ничего не остается делать, как забрать деньги и уйти.

В этом регионе располагается так называемая «Голодная степь». Здесь можно зимой замерзнуть и умереть.

– У женщины есть гражданский муж – тоже работяга. И вот они возвращаются с очередной подработки, с 10 000 тенге в кармане, и не знают, доберутся ли до дома? То, что там происходит какая–то другая жизнь, параллельная реальность! – говорит Ренат. –Это одна сторона поселка, где все грустно и печально. Существует мнение, что очень легко приехать в регион, где есть заброшенные здания и снять репортаж о том, как все плохо. А ты попробуй найти там что–то такое, чтобы подстегнуло человека к жизни, чтобы мотивировало. Вторая сторона, по факту, то же самое: заброшенный микрорайон, пятиэтажки, ржавые таблички, старые книги. В какой-то момент к нам навстречу выбегает породистая собака, которая лает на нас, а затем, поднимается в одну из пятиэтажек. Мы идем за ней. В это время открывает двери женщина, славянской внешности и здоровается с нами. Мы начинаем расспрашивать ее о том, как она здесь живет? На что следует ответ: у меня все хорошо, меня все устраивает. Между тем, я слушаю, и не могу понять: как она может быть довольна тем, что имеет?

–Мы провели себе воду, интернет, пенсия у меня хорошая, общаюсь со своими родственниками по всему миру. После чего, она сообщила о том, что целый год лежала в онкологической больнице, перенесла все тяготы, и что, после всего, что с ней случилось, она не понимает: как можно заморачиваться на каких-то мелочах, которые на самом деле не являются проблемой? В этом даже были какие-то плюсы. За год проведения в больнице, где был персонал, говорящий только на казахском языке – я стала понимать этот язык, при том, что раньше, никогда не учила его, – докладывает она

– К чему я все это? К тому, что существует два мира. Обе женщины живут в заброшенном городке, но при этом с совершенно разными взглядами на жизнь, – сообщает Ренат. – Журналистика – понятие глубокое. Помимо той функции, где мы пытаемся показать, что происходит у нас в стране, то, что немного скрыто или может быть недоступно, есть еще одна функция авторов, при которой мы пытаемся собрать интересный материал. – Любой материал – это эмоции. При этом, безусловно, должны быть факты, аргументы, расследования и т. п. Очень сложно в современном мире привлечь зрителей или читателей к твоему контенту если нет эмоций.

После такого рассказа, сразу хочется задать вопрос: социальная журналистика, она всегда о грустном и плохом? Как ты вообще понимаешь социальную журналистику? Какое бы дал определение? – интересуется Аксауле.

– Я понимаю это просто! «Как живут люди? Для меня это и есть социальная журналистика, – заключает Ренат. В ходе встречи студенты имели возможность задать вопросы.

Валерия Ермолаева (студентка группы РЖ-11): Мне очень интересен ваш ютуб канал. Как вам пришла идея вашего проекта? И как вы думаете, насколько актуален он еще будет?

– Тот отрывок, который мы смотрели вначале нашей конференции, был сделан для YouTube канала Tengri TV и в настоящее время в связи с пандемией мы приостановили проект. Однако, я продолжаю выпускать ролики на своем личном канале, в формате влога. Даже не знаю, насколько долго будет длиться проект, потому что свой YouTube канал это же не коммерческая штука, то есть я не получаю за нее какую-либо прибыль. Естественно, канал монетизирован – 30 000 подписчиков. В последние два года канал начал набирать популярность. До этого, я фактически не занимался им.

Лев Самойленко (студент группы РЖ-11): Назовите, пожалуйста, 3-х любимых реперов?

– Конкретного любимого исполнителя нет, есть какие-то песни, которые мне по душе, к примеру, группа «Каста», а вот исполнитель– Борис Гребенщиков (группа «Аквариум»), из зарубежных, скорее всего– Боб Марли.

Кристина Петина (студентка группы РЖ-11): хотите ли вы развиваться как журналист-блогер?

–Я считаю, что со временем общество будет двигаться в блоггинг, около-блоггинг, нежели традиционные СМИ. Очень много времени убивают СМИ на то, чтобы сидеть в офисе. Сидение в офисе –это пережиток прошлого.

Благодарим Рената Ташкинбаева за то, что выделил время для общения со студентами-первокурсниками Карагандинского университета имени Е. А. Букетова.Мы желаем ему успехов и надеемся на то, что это встреча не последняя!

Кристина ПЕТИНА, студентка группы РЖ-11